18:40 

Из жизни биографов

tes3m
Случайно попалось на глаза старое (2000 г.) открытое письмо писательницы Ширли Хаззард, вдовы Фрэнсиса Стигмюллера, автора нескольких известных биографий (Флобера, Мопассана и т.д.), адресованное Эдмунду Уайту. Тот написал в одной статье, что Стигмюллер в своей биографии Жана Кокто (1970 г.) "делает вид, будто великой любовью всей жизни Кокто была Наталья Палей". Ширли Хаззард ответила, что не знает, откуда Уайт почерпнул такие сведения, но явно не из книги ее мужа, в которой "это мимолетная, протекавшая под действием наркотиков влюбленность занимает меньше пяти страниц из пятиста". Кроме того, Стигмюллер пишет, что во время романа с Натальей Палей Кокто продолжал встречаться с мужчинами, в частности с поэтом Жаном Десбордом, связь с которым продолжалась семь лет. Видимо, Эдмунд Уайт перепутал Стигмюллера с каким-то другим биографом Кокто.
Кстати, Стигмюллер цитирует слова самой Натальи Палей: "Для Кокто связь со мной была исключительно физической. Он хотел сына, но со мной у него было ровно столько потенции, сколько и могло быть у полностью гомосексуального человека, находившегося под действием опиума. Все это было позорно и отвратительно. Это не было любовью". Это было сказано в 60-е годы, и мне это признание кажется заслуживающим доверия: не похоже, что Палей тут приукрашивает свое прошлое. Она ведь отрицает, что была предметом любви великого поэта, что для большинства людей лестно, зато не скрывает, что между ней и Кокто была физическая связь, казавшаяся ей унизительной. Кроме того, ее отзыв о Кокто нельзя объяснить неприязнью к гомосексуальности, т.к. Наталья Палей обычно влюблялась в геев и бисексуалов и даже вышла замуж во второй раз за гея.

@темы: французская литература, история гомосексуальности, женщины, биографии

15:23 

lock Доступ к записи ограничен

Анунах
Информация - белёсая рыбина
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:45 

tes3m
Автор одной рецензии на мемуары сына Алана Прайс-Джонса цитирует дневник Алана (уже привыкшего нюхать кокаин с Жаном Кокто): «Первый опыт с морфием на Мэддокс-стрит... Кажется, героин на меня действует лучше всего. Но из-за того, что я принял его вместе с опиумом, перно, кокаином и паштетом из фуа-гра, мне все-таки стало плохо». «Очевидно, виной всему был паштет из фуа-гра»*, — иронизирует автор статьи.

*“’A first experiment with morphine in Maddox Street . . . Of all, heroin seems to work best on me. By mixing it with opium, pernod, cocaine and pâté de foie gras, however, I made myself ill.’ Clearly it was the foie gras which was the problem.” (отсюда).

@темы: цитаты, книги, биографии, The Bonus of Laughter

МАЙЯПАН

главная